Спор о продлении срока поручительства мировым соглашением в банкротстве.

Верховный Суд РФ рассмотрит спор о продлении срока поручительства мировым соглашением в банкротстве.
Поручитель как миноритарный кредитор проголосовал за заключение мирового соглашения в рамках процедуры банкротства заемщика. Однако затем заявил, что срок поручительства истек.

Московский индустриальный банк (МИБ) предоставил кредит НПК «Эском», поручителем по которому стала фирма «Медполимер». Срок поручительства был ограничен тремя годами со дня наступления срока исполнения обязательства. В дальнейшем НПК «Эском» был признан банкротом, при этом в реестр НПК «Эском» были включены требования как банка, так и фирмы «Медполимер». Через некоторое время суд утвердил мировое соглашение между кредиторами и НПК «Эском», предусматривающее постепенное погашение задолженности. За мировое соглашение проголосовали, в том числе, МИБ и фирма «Медполимер». Однако полностью исполнить свои обязательства НПК «Эском» не смог и в 2021 году было возбуждено второе дело о его банкротстве. Кроме того, МИБ потребовал в суде также признать банкротом фирму «Медполимер» как поручителя по кредиту НПК «Эском». Но суды отказались вводить в отношении поручителя наблюдение, сославшись на истечение трех лет со дня первоначально установленного срока погашения кредита. МИБ пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 27 апреля (дело А56-36251/2021).

Адвокат, управляющий партнер АБ «Голенев и партнеры» Вячеслав Голенев отметил, что приведенная в определении о передаче обособленного спора на рассмотрение судебной коллегии ВС РФ правовая позиция заслуживает поддержки.
«Аналогичный вопрос о сроках исковой давности в гражданско-правовых отношениях решается схожим образом: если сторона признает долг своими действиями, то из этого следует, что срок исковой давности исчисляется заново (после перерыва). Даже если срок поручительства истек, то ничего не мешает поручителю одобрить продление сроков погашения основного обязательства, тем самым обратив на себя возможные претензии как к поручителю в случае неисполнения основным должником своих обязательств перед кредиторами. При этом ни закон о банкротстве, ни ГК РФ не устанавливает требований к форме одобрения изменения сроков. Ничего не запрещает одобрить такое продление сроков исполнения основного обязательства путем голосования поручителем как кредитором должника «за» условия мирового соглашения о продлении срока исполнения обязательств основным должником. И в таком случае условие о продлении сроков оборачивается и на поручителя, пусть даже он и голосовал как конкурирующий кредитор.»
Вместе с тем, по словам Вячеслава Голенева, в ходе заседания ВС РФ особое внимание будет уделено вопросу добросовестности поручителя, занимал ли он противоречивые позиции относительно должника и его кредиторов, утверждал ли в одних случаях о том, что долг не признает, а в других случаях - что согласен с рассрочкой долга или с иным изменением условий основного обязательства должника.
«На мой взгляд, ВС поддержит судью-докладчика и отменит состоявшиеся судебные акты. Но будет ли принят новый судебный акт, это большой вопрос. Обстоятельства добросовестности всегда неоднозначны и нередко ВС направляет дело на новое рассмотрение именно для того, чтобы нижестоящие суды разобрались в них», – отметил он.
Поделиться: